Вилли Древс: «Вместе с семенами мы предлагаем высокоурожайные технологии»

Публикации,

Журнал «Актуальные агросистемы», № 7-8, июль-август 2017

Выбор семян с потенциалом, максимально адаптированным к условиям климатической зоны, в которой находится хозяйство, является одним из важных факторов получения высокого урожая. О том, на основе каких критериев следует проводить выбор семенного материала, а также о том, какие технологии стоит взять на вооружение для достижения высоких и качественных урожаев при выращивании различных культур, мы побеседовали с консультантом известной семеноводческой компании «ЭкоНиваСемена», зарекомендовавшей себя надежным поставщиком качественных семян пшеницы, ячменя, гороха, сои, чечвицы и других культур, доктором агрономии Вилли Древсом.

– Вилли, к каким стандартам сегодня стремятся фермеры, выбирая в частности семена зерновых культур?

– Естественно, первейшее требование – высокий потенциал урожайности. Сегодня хозяйства запрашивают у нас семена озимой пшеницы, которые давали бы по хорошим предшественникам и при оптимальном обеспечении удобрениями не 3-4 тонны пшеницы с га, а 7-8 тонн с га.

В последние годы на полях нашего холдинга мы получаем озимую пшеницу с урожайностью 6-7 тонн с га, и это уже практически стандартная урожайность для хозяйств, работающих, например, в Курской области, где ведет свою деятельность базовое семеноводческое хозяйство холдинга ООО «Защитное». Ряд крупных хозяйств, а также фермеров, работающих по интенсивным технологиям, стремятся приобрести такие семена, и мы ориентируемся на их запросы.

Качество семян – также одно из основных требований наших клиентов. Россия в минувшем году собрала рекордный урожай пшеницы, вместе с тем во многих регионах отмечалось низкое качество. Связано это было во многом с затягиванием сроков уборки, однако одной из основных причин было использование семян низкого качества. Мы гарантируем своим клиентам качество семян, которые обеспечивают высокую урожайность и получение пшеницы 3 класса (около 24% клейковины).

В нашу компанию в большом количестве поступают заявки на семена интенсивных и полуинтенсивных сортов. Интенсивные сорта высеваются по хорошим предшественникам, не у всех сейчас в обороте используются чистые пары, хозяйства от них уходят, считая это расточительным, сеют по гороху и другим культурам. Спрос сейчас на те сорта, которые дают высокое качество пшеницы. Мы не просто продаем фермерам семена, мы обеспечиваем их полным комплексом агротехнологий, которые гарантируют высокое качество урожая.

– Фермеров не страшат высокие затраты при использовании этих технологий?

– Если вы хотите получить высокий и качественный урожай, расширить воспроизводство, значит, нужны повышенные затраты. Вместе с увеличением затрат по нашим технологиям хозяйства получают более высокий урожай. Наши рекомендации в этом отношении категоричны, и мы заранее договариваемся с фермерами: если вы планируете получить урожай на уровне свыше 5 т с га, то 2 обработки фунгицидами обязательны, если менее 5 т, то одна обработка. Под соответствующие урожайность и качество планируется внесение определенных запасов элементов питания и проведение необходимых мероприятий по защите растений. Если вы не следовали рекомендациям, то вам нечего ожидать хорошего урожая. Мы не просто предлагаем уход за посевами, мы обеспечиваем сельхозтоваропроизводителей технологиями, которые позволяют управлять стеблестоем. По озимой пшенице, по сортам, которые хорошо кустятся, мы должны иметь перед уборкой 550 колосьев на 1 квадратном метре, если это яровая пшеница, например, наш сорт Тризо, то 600-650 колосьев, если реализуем ячмень, то на 1 квадратном метре должно быть 750 колосьев. Параметры урожайности под контролем. Во всех странах Европы довольно низкая норма высева – 350-400 зерен на квадратный метр, но там климат другой, а в условиях России кущение зачастую происходит в неблагоприятных условиях, сокращается по срокам – на 4 дня и больше, и тогда вместо коэффициента кущения 2-2,5 мы получаем всего 1,5, поэтому мы вынуждены сеять несколько больше, но количество стеблей на один квадратный метр – стандарт во всех странах одинаковый.

– Учитывая российские погодные условия, всегда ли нужны семена высокоурожайных сортов пшеницы? Есть спрос на семена сортов, которые дают пусть не очень высокую урожайность, но являются холодостойкими и засухоустойчивыми? Ведь для фермера самое главное окупить свои затраты даже в самый неблагоприятный сезон, не так ли?

– Мы даем рекомендации по выбору семян в зависимости от того, какой в хозяйствах сложился севооборот, какие были культуры-предшественники. Если используется чистый пар, то предлагаем высокоурожайные сорта, если непаровые предшественники и есть риск неблагоприятных погодных условий, то предлагаются более адаптивные сорта, лучше приспосабливающиеся к погодным аномалиям. В нашей номенклатуре семян есть, например, сорт Скипетр, который мы рекомендуем фермерам в неблагоприятные сезоны, когда сроки сева поздние. Он перезимовывает вполне успешно, но кустится весной.

– Ваши семена способны давать высокие урожаи в самых различных регионах России? Или есть какие-то ограничения?

– В России существует сортовой реестр, и для каждой зоны в нем зарегистрированы определенные сорта. Мы регистрируем сорта для 3, 5 региона, они идентичны по перезимовке, для 7 региона несколько иные требования, но надо отметить, что наши сорта проявляют себя с положительной стороны в самых экстремальных условиях. Вместе с тем нужно соблюдать разумный баланс: даже у вас на юге, в Ростовской области, бывают морозы под 30 градусов, а на полях – ни снежинки, поэтому выбор семян южной селекции исключается. Аналогично в таких случаях мы не можем предлагать хозяйствам сорта иностранной селекции, которые имеют низкую зимостойкость, хотя по урожайности превосходят местные.

– Какой срок вы отводите для испытаний своих сортов? Достаточен он для того, чтобы проверить качество предлагаемых вашей компанией семян?

– Завозимые нами сорта иностранной селекции мы не передаем сразу на государственные испытания. У себя мы проводим предварительные испытания. Только по истечении 2 лет, если сорт показал себя положительно, мы передаем его на государственные сортоиспытания, которые в последующем проводятся еще 3 года. То есть в общей сложности проходит 5 лет, прежде чем семена попадают на рынок. За эти годы проявляются все качества сорта, его адаптивность.

– Как выстроена система взаимодействия вашей компании с фермерами, какую роль в этой системе играет агрономическое сопровождение?

– Фермер должен на деле убедиться в преимуществах того или иного сорта. Одним из важных звеньев в системе взаимоотношений с фермерами мы считаем проведение своих дней поля, на которые мы регулярно приглашаем хозяйства. Здесь они знакомятся с характеристиками того или иного сорта на демонстрационных посевах, затем мы приглашаем руководителей хозяйств в наше базовое хозяйство в Курской области, где урожайность и качество сортов демонстрируются уже не в опытных, а реальных условиях и на обширных площадях. Убедившись в преимуществах предлагаемых сортов, фермеры заключают с нами договор.

Еще одна форма взаимодействия – пробное тестирование. Мы предоставляем хозяйствам семена для пробного выращивания в самых различных регионах, чтобы и самим убедиться в положительных характеристиках сортов. Каждый менеджер в нашей компании обязательно фиксирует отзывы с мест. Это является непременной частью анализа, который мы проводим по каждому сорту, по каждой реализуемой нами партии семян.

– Как ваши сорта справляются с заболеваниями, которые представляют серьезную угрозу для зерновых культур?

– Как показывает многолетняя практика, наши сорта устойчивы к заболеваниям, которые распространены во многих регионах, но проблема состоит в другом. Дело в том, что каждый год на российских полях появляются новые разновидности вредителей и болезней, о которых мы ничего не знаем или знаем очень мало. В этом году, например, в Воронежской области на подсолнечнике объявилась тля. Бороться с ней сложно, потому что она активна под нижними листьями, и необходимо умелое применение инсектицидов системного действия, чтобы справиться с вредителем. В прошлом году в Липецкой и Московской областях в ряде хозяйств недооценили угрозу появления на яровом рапсе капустной моли. На начальном этапе с этим вредителем никто не боролся, поэтому в последующем в хозяйствах были проблемы. Каждый год сталкиваешься в этом отношении с новыми сюрпризами. Например, в Германии, в минувшем году впервые появилось вирусное заболевание на горохе. Раньше ничего подобного не было. У нас в России пока этого нет, но в ряде хозяйств отмечалось на горохе нетипичное пожелтение. Тля и цикадки являются переносчиками вирусных заболеваний, поэтому как только они появляются в поле зрения, с ними необходимо бороться самым серьезным образом, чтобы не иметь последствий снижения или потери урожая. Сама по себе тля – не угроза, угрозой является вирус, который она переносит. Зачастую фермеры недооценивают серьезность проблемы – ну, подумаешь, на каких-то растениях съежились листочки, – а ведь инфекция уже проникла в растение, это непременно скажется на количестве и качестве урожая.

– Ваша компания завоевала авторитет в семеноводстве кормовых культур. Семена каких культур вы сейчас предлагает в это сегменте? Какие сорта и гибриды сейчас в разработке?

– Кормовая база любого хозяйства, где есть животноводство, строится, прежде всего, на кукурузе, потому что это самая урожайная культура, имеющая высокую энергетическую ценность. Сейчас мы проводим активную работу в Курской области по гибридизации кукурузы и уже получили гибрид швейцарской селекции, который назвали «Гризли». В этом году в мае, когда наблюдались возвратные морозы с довольно низкими температурами, этот гибрид показал себя с самой лучшей стороны, проявил высокую стойкость к такому стрессовому фактору, как резкое понижение температуры. В этом сезоне мы реализовали всего 1000 п.е., но в дальнейшем планируем оптимально «заточить» наши кукурузные гибриды под суровые условия российских регионов.

Следующий наш приоритет – люцерна. Мы проводим активную работу по сортоиспытаниям этой культуры и убедились, что сорта южного генотипа (из Италии) плохо переносят весенние заморозки, а вот сорта, которые мы получили из Канады, переносят стрессовые погодные факторы лучше, потому что климат подходит, и мы намерены углублять сотрудничество с канадскими научными организациями.

Еще одно перспективное направление – соя. Мы предлагали сорта канадской селекции, сейчас хотим расширить соевый спектр и предлагаем сорта сербской селекции.

Сейчас за килограмм сои дают 25 рублей, выращивать ее выгодно. Посчитайте, в тех регионах, где урожайность сои достигает 2,5-3 тонны с га, можно выручить по 75 тысяч рублей с га. Российская соя в более выгодной позиции, чем завезенная из других стран, она не генномодифицированная, поэтому спрос на нее и в дальнейшем будет высоким.

Но есть ряд трудностей, с которыми мы сталкиваемся как семеноводы, и не только мы, при проведении государственных сортоиспытаний. В Европе, например, используется методика, при которой семена испытываемых сортов протравливаются одним и тем же протравителем, и получается, что все тестируемые сорта – в одинаковых условиях. В России иное требование: семена не должны протравливаться. Но это же прошлый век! Мы проводим сравнение сортов или экологическое испытание? Сейчас каждое хозяйство использует протравители. Пусть госсорткомиссия определит, какой из протравителей, необходим, но его применение в процессе испытаний должно быть обязательным. Это позволит создать одинаковые условия для всех сортов, которые испытываются. Это, во-первых. Во-вторых, мы для себя, как и многие другие компании, решили, что для выращивания зерновых обязательно нужны инсектицидные обработки. Например, в нашей климатической зоне хлебная муха наносит колоссальный ущерб, поэтому перед посевом мы обрабатываем семена не только протравителями, но и инсектицидами, защищая тем самым урожай и от болезней, и от вредителей.

Существует еще одна проблема: в государственных сортовых испытаниях не предусматривается два уровня интенсификации. За рубежом, например, испытания проходят в вариантах, когда растения выращиваются с применением высокого уровня интенсификации (повышенные дозы удобрений и проведение как минимум 2 фунгицидных обработок) и низкого уровня интенсификации (низкие дозы удобрений и 1 фунгицидная обработка или ее отсутствие). По интенсивному уровню, получают, к примеру, 90 ц пшеницы с га, а по второму, низкому, – 75 ц/га. И хозяйства имеют выбор: либо вкладывать больше средств и получать более высокие урожаи, или из-за недостатка средств, пойти по более экономному пути, выбрав более низкий уровень интенсификации. Мы для кого проводим испытания? Для науки, для чистоты эксперимента, или для крестьянина? Конечно, для крестьянина, поэтому давайте ориентироваться, прежде всего, на его интересы, это будет справедливо. Считаю, что в проведении сортоиспытаний необходимо следовать современным требованиям.

Беседу вел Владимир Львов